Шик, рок, романтизм и стиальные машины

Осенние коллекции главных французских модных брендов снова продемонстрировали нам все то, за что мы их преданно любим: глубину традиций и остроту современности

Laurent — и сделали в результате самые обсуждаемые коллекции сезона. И та, и другая вызвали шок и восторг.

Николя Гескьер — фигура в современной моде культовая: один из немногих французов во французской моде, он превратил архивный бренд Balenciaga в один из самых горячих, запустив цепную реакцию извлечения на свет божий всего некогда громкого и давно забытого. Формулой этого оглушительного успеха стало соединение традиций Дома — сложного кроя, жестких конструкций, геометричности линий, и увлечения самого Гескьера футуризмом с оттенком научной фантастики.

Виртуозный крой, в лучших традициях французского портновского искусства — один из главных трендов сезона

«Это должно было быть нечто кинематографическое, из классики нуара — как Симона Синьоре в Les Diaboliques», — излагал Гескьер идею осенней коллекции. В результате получилось экстраординарное соединение строгих линий и сияния хай-тек поверхностей. Представьте себе кок-тейльное платье в лучших традициях Кристобаля Баленсиаги 50-х, сделанное из вручную сформованного пластика. Именно такие сумасшедшие вещи всех поразили в этой коллекции. Но хитами ее стали серые брюки-скинни и драпированные топы из бархата и тафты словно с картин Гойи.

Коллекция Yves Saint Laurent выглядела еще более бескомпромиссно. Твид и фетр, вдохновленные 80-ми пиджаки с широкими плечами, брюки-бананы — точно срезанные геометрические углы, выверенные космические объемы. В таких нарядах можно представить андроидов — по подиуму вышагивали гости из кинематографического будущего с одинаковыми темными каре и черными очками-полосой. У Пилати — традиционные ткани для футуристических форм, у Гескьера — футуристические ткани для традиционных форм. Совершенно не похожие друг на друга, два этих героя современной моды, достигли в результате сходного эффекта — ничего романтического и привычно женственного: одежда не столько прилегает к телу, сколько создает объем вокруг него.

Драматизма достаточно и у Givenchy. Напомним, что его артистический директор Рикардо Тиши считался одним из самых многообещающих персонажей мира моды. Осенне-зимняя коллекция окончательно превратила его в полноценную звезду. Эта коллекция была вызвана к жизни впечатлениями, которые Тиши вывез из путешествий по Южной Америке: «Я открыл там романтическую чувственность и элегантность, которые для меня связаны с тамошним католицизмом». Соответственно, католицизм этот испанский — черные кружева, массивные кресты, фламенко, матадоры… Но во вполне современной обработке: фольклорные оборки и кружева часто превращались в стилизованные кресты на прозрачном лифе платья и абстрактные аппликации на пальто.

Впрочем, женственности и романтизма в осенних коллекциях тоже хватает. Одной из самых женственныхколлекций оказалась та, что сделал для Chloe Пауло Мелим Андерссон (новый дизайнер марки — Ханна Макгиббон). Она почти сплошь состоит из шифона — модные критики не без сарказма заметили, что, предложив на зиму столько шифоновых платьев, Андерссон решил проверить, насколько далеко в Европе зашло глобальное потепление. Платья, между тем, нежны и нарядны: цветочные принты, вышивка, стеклярус. Еще одна коллекция, где множество красивых платьев, — Rue du Mail, новая марка Мартин Ситбон, покинувшей несколько лет назад бренд своего имени. Парижская публика любит Ситбон, и тепло встречает каждую коллекцию ее нового бренда. На этот раз главной идеей была форма — платья-трапеции с округлыми рукавами стали лучшим ее воплощением. Такие уже носят София Коппола и Эмануэль Сенье, давние фанатки Ситбон, сидевшие в первом ряду на ее показе. Цвета — самые экзотические: «цвет павлиньего глаза» или «цвет неоновой темноты». Еще один оплот романтизма в парижском fashion-мире — Nina Ricci, точнее ее новый арт-директор Оливье Тискенс. Однако романтизм этот несколько иного рода — куда более «культурный», с лесными феями и принцессами из романтических баллад Вордсворта и картин прерафаэлитов.

Бельгиец Оливье Тискенс стал главным открытием последних нескольких лет. Этот талантливый молодой человек превратил Nina Ricci из заслуженного бренда «для дам» в бренд для юных девушек. Прошлой зимой это были зачарованные готические принцессы, весной — томные богемные русалки эпохи ар деко, этой осенью томности не убавилось, но вместо серебристых платьев появились шелковые брюки и жакеты растительных желто-зелено-коричневых цветов. И вместо томных русалок — томные денди. Сам Тискенс называет свою одежду «странной и поэтичной, но не мрачной».

Топовый вариант черной кожи — обтягивающие леггинсы

А не такой старый, но не менее почтенный французский дом Balmain эффектно отработал еще один важный тренд сезона — рок. Тренд этот остается актуальным в течение нескольких последних лет — и мы регулярно видим черный цвет, кожу и силуэт в виде длинного гвоздя. Как всегда у Balmain коллекция получилась очень секси. Обтягивающие короткие платья, расшитые стразами, мини-юбки, черные кожаные брюки и сверкающие металлическим блеском топы с одним плечом — все очень внятно и суперэффектно. Как острили критики, темой этой коллекции были ноги, ничем не прикрытые ноги. И тема эта реализовалась у Balmain в полной мере. Однако самый топовый вариант черной кожи этой осенью — обтягивающие леггинсы, такие, как в коллекции Jean Claude Jitrois, которые появились во всех съемках всех главных глянцевых журналов.

Итак, ответы на вопрос, сформулированный в самом начале, — чего же хочет женщина в период экономической рецессии, оказались самыми разнообразными. Футуристических форм, четкости линий, внятности цветов, избыточной декоративности, невинной романтичности и даже декадентской изломанности. В принципе, того же, что и раньше — разнообразия и возможности выбирать. Ну разве что этой осенью выбор этот будет более строгий и прагматичный.
Если же вам захочется отремонтировать стиральную машину, мы рекомендуем обращаться на данный сайт.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *